Искусство
03 декабря 2021
Поделиться

Вася Ложкин: «Мне нравится рисовать и чувствовать себя богаче»

Васю Ложкина принято называть самым знаменитым художником Рунета. Его рыжие коты знакомы даже людям, далеким от искусства. Сегодня под брендом «Вася Ложкин» существуют не только галерея, идет продажа картин и выпуск сувенирной продукции — от магнитов и кружек до блокнотов и фартуков, — но и работает бармузей в Казани, имеющий все шансы стать ресторанной сетью. На последних выборах в Государственную Думу партия «Зеленая Альтернатива» использовала изображение «ложкина кота» в агитационных целях. Алексей Куделин (настоящее имя Васи Ложкина) рассказал IPQuorum о том, как строит бизнес на управлении интеллектуальной собственностью.

Вася Ложкин: «Мне нравится рисовать и чувствовать себя богаче»

Автор: Вася Ложкин. Изображение из личного архива.

– Как возник псевдоним Вася Ложкин?

– Интернет конца 1990-х — начала 2000-х отличался невероятной свободой (это сегодня для идентификации требуются чуть ли не паспортные данные), и пишущая братия (а начинал я как блогер) пряталась за никами и аватарками. В «Живом журнале» Артемий Лебедев звался просто Тёмой, а я стал Васей Ложкиным. Ложкин — это никнейм, перекочевавший из ЖЖ в Facebook, а затем по всем интернет-пунктам и адресам. Кстати, настоящий Вася Ложкин существует, и я его хорошо знаю. 

– На его жизни как-то отразился тот факт, что он Ваш тезка?

– В принципе, нет. Хотя он не может заниматься теми видами деятельности, на которые я зарегистрировал товарный знак.

– Значит ли это, что и Вы поддались тренду последнего времени — тщательно подходить к защите прав на интеллектуальную собственность?

– Как художнику и музыканту мне всегда это казалось лишней возней. Для творчества это не нужно, но, как выяснилось, требуется для бизнеса. Понимаю, что для многих, родившихся в СССР, словосочетание «коммерческая деятельность» имеет отрицательный подтекст. Есть те, кто говорит, что я продался. Отвечаю им: да, и не вижу в этом ничего плохого. Я зарабатываю на своем творчестве: мне нравится рисовать и чувствовать себя богаче. При этом барыгой себя не считаю. В первую очередь я — художник. Кстати, принты мы стали делать для тех, кто не может позволить себе купить картину. Холст, подрамник, качественная печать — для меня это принципиально. 

– Получается, что, регистрируя товарный знак, Вы руководствовались в первую очередь бизнес-интересами?

– Товарный знак меня попросили оформить партнеры, которые занимаются изготовлением и продажей сувениров по мотивам моих работ. Пришлось заделаться индивидуальным предпринимателем (ИП) и подать документы на получение товарного знака «Вася Ложкин». Сейчас он потребовался для реализации нового проекта — «Бармузея Васи Ложкина», где в стилистике оформления используются мои картины. В кухню в прямом и переносном смысле я не влезал. Какой из меня ресторатор? Со мной согласовали дизайн и название. При кафе будет работать сувенирный магазин ( В дополнение к существующим двум — в Москве и Санкт-Петербурге. — Прим ред.). 

– Заключали ли Вы лицензионный договор на использование товарного знака с теми, кто реализует проект «бармузея»?

– Нет. А зачем? Мы и так друг другу доверяем. Хотя, может, в действительности я и подписывал какие-то бумаги? Надо уточнить...

– Товарный знак оформляли сами?

– Нет, обратился в юридическую фирму. Обошлось недорого, хотя процесс занял уйму времени — года полтора, если не больше. Речь о подписи «Вася Ложкин», графические изображения я регистрировать не стал.

– А почему решили не включать в товарный знак образ кота, который сделал Вас знаменитым на всю страну?

– Нет собирательного образа, мои коты все разные. Не буду же я рисовать «под копирку»?! А кто автор картин с котиками, все и так знают. В крайнем случае я это легко могу доказать в суде. 

Да, случается, художников путают, но обычно это не вопрос права. Так, недавно карикатуристу Сергею Елкину написали, чтобы не лез в политику, а рисовал бы своих котиков. А он с роду ничем подобным не занимался. 

А я вообще рисовать толком не умею, и это понятно любому даже без специального образования. Я не могу создавать портреты или пейзажи, «чтобы было похоже». У меня хорошо получаются коты.

– Кстати, почему коты?

– Я поначалу делал зайцев, но продавались они не так быстро, а вот стоило нарисовать кота, как его сразу купили. Картина называлась «Кот, откушав коньяку, испытывает приятное послевкусие». Приобрела женщина из Питера. Тогда я еще сомневался, а стоит ли переходить на котиков. Попса ведь. Понятно, народ любит котиков, но наживаться на этом? Но рисовать котов приятнее, чем курьером работать. Словом, соединил приятное с полезным. Я смотрю на своих котиков как на материал для творчества типа пластилина или глины. Собаки слишком позитивные, в медведя сложно перенести какие-то человеческие эмоции, а вот кот — животное вредное и хитрое, весь спектр эмоций на морде. Лепить легче всего. Может, потому что я всю жизнь с котами, хотя и не кошатник. Дома у меня сейчас по стенам скачет абиссинец — животное чокнутое, но дико красивое и ласковое. А мои рисованные — и не котики вовсе, скорее человекообразные лемуры. Похожи на котов разве что цветом — ярко-оранжевым, который мне нравится. Вспоминаю, как видел надпись на стене театрального института в Питере: «Художник, помни: после смерти ты попадешь в мир своих картин!» Лично я не опасаюсь загробного мира.

– С пиратством часто сталкивались?

– В отношении картин — никогда. А вот на принтах наживаются. И вот ведь люди! В рекламе не пишут, что продают не просто картинки с красивыми котиками, а именно «от Васи Ложкина». Помню, как поругался «ВКонтакте» с одним особо наглым типом, заявившим, что таким образом он «популяризирует» мое творчество. Да паразитирует он на нем! И ведь я не просил его уйти с рынка, а только предлагал оставить меня в покое. На своих котиках я хочу зарабатывать сам. Адвокаты не раз предлагали мне засудить таких активных «популяризаторов»: не ради денег, а чтобы изъять из обращения некачественные принты. Я не любитель судебных тяжб, но пора запретить наносить удары по моему имиджу некачественными подделками. Если бы эти люди подходили к процессу творчески, скажем, лепили бы сюжеты картин или персонажей из пластилина, шили бы или вышивали, рисовали бы на их основе что-то свое, я бы слова не сказал. 

– Так потребовали бы с них процент от продаж...

– Можно было бы попробовать и так договориться, но в том-то и проблема, что меня не столько деньги волнуют, сколько качество того, что они делают. Ведь покупатель уверен: халтурю я. Не хочу роста репутационного негатива.

Я же и от сувениров, которые мы делаем вместе с партнерами, денег не получаю. Это, если хотите, моя принципиальная позиция. Зато, когда мне предъявляют претензии, что, мол, купили «мою» футболку, а она не того размера, я с легкостью могу отправить их куда подальше безо всякой корысти. Иное дело, если претензии приходят от покупателя картины (хотя такого отроду не случалось, но представим). В этом случае могу, например, заменить на ту, что понравится или больше подойдет к интерьеру. Есть забавная история, касающаяся одной из первых проданных картин «Кончился спирт». Я как-то столкнулся с покупателем, и он поведал, что расплатился «полотном» за услуги девушки пониженной социальной ответственности. Сейчас картин стало больше, да и в цене они выросли.

– Вы пытались подсчитать, сколько сегодня на рынке псевдо Ложкиных?

– Подсчитать невозможно, разве что примерно прикинуть. Спасибо неравнодушным почитателям: когда видят «подделки», звонят или пишут. Я регулярно получаю сообщения из серии «купил картину за вашей подписью» или «видел рекламу с вашей картиной». Если отследить такие сообщения, выяснится, что подделок не так уж и много. Скорее лидер по части незаконного использования моих творений — СМИ. 

– СМИ не обращались к Вам за разрешением использовать ту или иную картину?

– Почему же? Обращались и сейчас еще обращаются, но я, как правило, не разрешаю. А их все равно публикуют. Я не пишу картины для журналистских статей, хотя на заказ работаю. И мне обидно, когда произведение, созданное по зову сердца, используют в качестве иллюстрации. И вдвойне обидно, если я не согласен с содержанием статьи.

– Вы преследуете нарушителей?

– Нет, но действия их не одобряю.

– Вы же еще и музыкант. На музыкальном рынке давно навели порядок, и там Вы вряд ли сталкиваетесь с недобросовестным использованием ваших прав. 

– Да, я занимаюсь музыкой, причем давно. Но, как честно пишу на своем сайте, «слуха у меня нет, нот я не знаю, ни на одном музыкальном инструменте играть не умею, в придачу не выговариваю букву “Р”, так что пение мое, сами понимаете, какое». Но Вы о другом. Да, перед очередным выступлением я предоставляю организатору официальную бумагу, что отказываюсь от авторских отчислений. Чтобы зарабатывать на авторских в музыке, нужно быть настолько популярным и успешным, чтобы твои песни неслись из каждого «утюга». Для заработка мне приятнее писать котиков.

 

Беседовала Светлана Сухова

Комментарий юриста

Генеральный директор юридической компании IPCodex Наталья Полианчик:

Прежде всего, необходимо отметить, что совершенно верным решением было зарегистрировать товарный знак.

Являясь средством индивидуализации товаров и услуг, зарегистрированный товарный знак обеспечивает надежную охрану бренда. Так, если какой-то недобросовестный участник рынка начнет изготавливать продукцию, аналогичную продукции Алексея, он может быть привлечен к ответственности не только за нарушение исключительных прав на картины, но и за нарушение прав на товарный знак. Размер такой компенсации может быть назначен от 10 000 рублей до 5 млн или в размере двукратной стоимости контрафактных экземпляров. Минус товарного знака заключается в том, что он распространяется только на те виды товаров и услуг, в отношении которых он зарегистрирован, то есть если, например, зарегистрирован товарный знак «Вася Ложкин» для организации общественного питания (кафе) и для производства сувенирной продукции, то, например, организация парикмахерской «Вася Ложкин» нарушением прав на товарный знак являться не будет.

Кроме того, «Вася Ложкин» — это еще и псевдоним художника. Как следует из законодательства, автору принадлежит так называемое право на имя, то есть право использовать или разрешать использование произведения под своим именем, под вымышленным именем (псевдонимом) или без указания имени.

Право на имя относится к категории личных неимущественных прав и не может быть отчуждено ни при каких условиях. Таким образом, распространение продукции автора без указания имени или, наоборот, использование имени автора для маркировки незаконной продукции и услуг ведет к нарушению неимущественных прав. Защита права на имя осуществляется через компенсацию морального вреда.

Что касается непосредственно котов Васи Ложкина, согласно действующему Гражданскому кодексу РФ, авторские права могут распространяться не только на все произведение целиком, но и на его части, в том числе отдельный персонаж может являться самостоятельным объектом авторского права. И, несмотря на то что коты Васи Ложкина изображены в различных картинах и являются неотъемлемой частью этих картин, в то же время они узнаваемы и обладают отличительными способностями, в связи с чем использование самих котиков в отрыве от картин и даже в иных сюжетах, чем это было задумало автором, также должно осуществляться с согласия художника, в противном случае такие действия ведут к нарушению авторских прав.

В заключение следует сказать, что предъявлять или не предъявлять требования относительно незаконного использования картин, товарного знака или имени — это исключительно право автора, поскольку только автор (правообладатель) вправе разрешать или запрещать использование результатов его интеллектуальной деятельности.

 

Генеральный директор «Онлайн Патент» Алина Акиншина:

Правовая охрана товарного знака «Вася Ложкин» по свидетельству № 758212 не распространяется на сувениры как таковые. Только на деятельность магазинов и деятельность, связанную с культурно-просветительскими мероприятиями. При этом в магазине https://www.lozhkinmag.ru/ немало товаров, на которых крупно написано «Вася Ложкин» и добавлен знак охраны товарного знака. Хотя фактически никакой охраны для игральных карт, подарочных наборов или наборов посуды этот товарный знак не имеет. И да, здорово, что помимо товарного знака по свидетельству № 758212 была подана заявка № 2021770712 — в противном случае деятельность «бармузея Васи Ложкина» осталась бы без защиты, ведь первоначальный знак по свидетельству № 758212 не распространяется на деятельность ресторанов, баров и кафе.

Несмотря на то что все коты на картинах художника уникальны, получить регистрацию товарного знака для самых популярных вариаций персонажей, например для кота-героя композиции «Вечный полет», было бы совсем не лишним и упростило бы последующее лицензирование или защиту прав художника в судах, если таковые все же состоятся. Примером реализации схожей практики является регистрация товарных знаков многих российских анимационных проектов, где для каждого персонажа может быть зарегистрировано даже несколько товарных знаков.

Следите за событиями в нашем новостном телеграм-канале