Музыка
17 декабря 2021
Поделиться

«Музыка — инструмент универсального общения»

В ходе Российской креативной недели в Красноярске прошел круглый стол, посвященный роли звука в развитии городов.

«Музыка — инструмент универсального общения»

Фото предоставлено пресс-службой Российской Креативной Недели

В дискуссии под руководством гендиректора «Москонцерта» Ильи Бачурина приняли участие композитор, музыкальный продюсер, руководитель направления «Саунд-арт и саунд-дизайн» в Школе дизайна Высшей школы экономики Андриеш Гандрабур, директор Красноярского фонда развития искусства им. Дмитрия Хворостовского Наталья Агаханова, генеральный директор Красноярской краевой филармонии Евгений Стодушный, пианист и композитор Кирилл Рихтер, журналист, музыкальный критик Сергей Мезенов, креативный директор проекта «Академия Звука» Максим Чумин и управляющий партнер Zvonko Group — конгломерата российских лейблов и компаний — Дмитрий Коннов.

Звуки преследуют нас повсюду. Приятные и не очень, они формируют среду обитания, нарушают покой или, напротив, гармонизируют пространства, а порой и целые города. Особая роль в создании благоприятной для жизни и творчества атмосферы принадлежит музыке. Как это работает на практике, может ли музыкальный фестиваль стать градообразующим мероприятием и почему классическим исполнителям не хватает продюсеров — все эти вопросы обсудили на площадке сессии.

Почему музыка? 

«Музыка — инструмент универсального общения. Мне в детстве казалось, что если людям запретить разговаривать и оставить как способ коммуникации только музыку, то прекратятся все войны. В детстве я почему-то очень боялся того, что человечество начнет воевать страшным образом. И вот мне казалось, что именно музыка — это выход. Слова не всегда отражают то, что человек может и хотел бы сказать, и не всегда они во благо. Музыка намного точнее, намного ярче. По крайней мере, с точки зрения отражения эмоционального мира, мира тонкого, духовного», — начал разговор Илья Бачурин.

С ним согласна и Наталья Агаханова, отметившая, что музыку понимают все, так как она не нуждается в переводе и объединяет людей из разных стран и социальных групп. По ее мнению, музыку нужно рассматривать в двух ипостасях: как результат творческой деятельности и как индустрию. Именно так можно проследить связь социума и развития музыки, их взаимовлияние.

«Яркий творческий путь Дмитрия Хворостовского и старт его карьеры в начале 1990-х очень показателен. Мы все знаем, что это было за время — перестройка. При этом человек из закрытого города, занимающийся академической музыкой, за очень короткое время становится мировой звездой. Это просто голливудская история. Но если ее анализировать, то этого бы никогда не случилось без уникального культурного процесса, который в 1970-х — начале 1980-х произошел в Красноярске, когда под лозунгом «Превратим Сибирь в край высокой культуры» был сформирован полный цикл творческого, в том числе музыкального образования», — считает Наталья Агаханова.

Именно тогда город получил мощный рывок, занял лидирующее положение как крупный культурный и научный центр. Сегодня флагманским проектом Фонда Дмитрия Хворостовского является фестиваль, главная цель которого — создать среду, благодатную как для творчества, так и для образования.

«К нам приезжают лучшие музыканты и исполнители со всего мира. Работа с ними позволяет нам воспитывать наших артистов», — говорит директор фонда.

Звук меняет города

Фестиваль — не просто большой проект, но и творческая лаборатория, позволяющая не только соединить людей, структуры, институты, которые в обычной жизни между собой не взаимодействуют, но и качественно изменить пространство вокруг него.

«Приведу пример, знакомый всем, — Зальцбургский фестиваль. Благодаря его организаторам Зальцбург из заштатного городишки превратился в центр мировой культуры», — говорит Агаханова.

О том, как звук изменил судьбы городов, рассказал и Евгений Стодушный: 

«Возьмем небольшую швейцарскую деревеньку, которая находится на берегу Женевского озера. Монтрё. Старый, провинциальный в швейцарском смысле городок. 1967 год. Клод Нобс инициирует там джазовый фестиваль. Теперь Монтрё в первую очередь ассоциируется с фестивалем, который дал этому месту рост экономики, туристический поток и обновление инфраструктуры. Вот как звук, частный пример которого — музыка, влияет на развитие индустрии, является полноценным игроком экономического развития».

В качестве еще одного яркого образца того, как фестиваль кардинально изменил судьбу города, сделав его центром искусства, культуры, привлекательным для туристов, Стодушный привел Брегенц.

Благодаря ежегодному оперному фестивалю, славящемуся на весь мир не только роскошными постановками, но и огромной плавучей сценой на Боденском озере, городок с населением 30 000 человек превратился в экономический и туристический феномен.

По мнению Стодушного, у Красноярска есть все шансы использовать звук ровно таким же образом.

«Необходимо наращивать туристический, экономический потенциал не только через фантастический Енисей, природные заповедники, историю, но и создавая проекты, которые будут ассоциировать город на международной арене с музыкальной повесткой. Фестиваль Дмитрия Хворостовского, как и Международный конкурс скрипачей Виктора Третьякова, имеет все шансы этим воспользоваться», — подчеркивает директор филармонии.

Он уверен, что если грамотно решить организационные вопросы, то через пять-десять лет Красноярск может стать важной частью мировой музыкальной карты.

О проблемах развития локальных региональных музыкальных брендов рассказал Сергей Мезенов:

«В моем опыте современного музыкального пространства Сибири я все время сталкиваюсь с тем, что, хотя у нас много музыкантов, которые занимаются интересными, необычными проектами, которые могли бы нанести их город на музыкальную карту, многие из них либо устают бороться за существование, либо переезжают в Москву и Санкт-Петербург, где продолжают развивать свое искусство, но уже не в рамках сибирского контекста».

Без понятного невозможно прогрессивное

Еще один важный аспект — популяризация классической музыки, внедрение ее в пространство городов и повседневную жизнь людей.

«Филармония — часть досуговой сферы. Сегодня мы находимся в жесточайшей конкуренции с Netflix, с музеями, парками, телевидением, социальными сетями. Понимание этого и осознание того, какие у нас есть конкурентные преимущества перед этими сферами, — единственный ключ к эффективной работе, к тому, чтобы сделать консервативный продукт интересным для широкой аудитории самых разных возрастов», — считает Стодушный.

Конкурентные преимущества академической музыки, по его мнению, заключаются в том, что она не только имеет развлекательный потенциал, но и способна менять жизнь, мировоззрение людей.

Однако для того, чтобы человек был готов к этому чуду, нужно уметь актуализировать академическое искусство, налаживать диалог со зрителем, который должен быть готов услышать и почувствовать то, что несет в себе то или иное произведение.

«Мстислав Ростропович учил, что, когда делаешь программу, нужно в начале поставить что-нибудь популярное, а уже потом — что-то, что позволит зрителю сделать шаг вперед. Без понятного невозможно навязывать прогрессивное, комплексное, — подчеркивает Евгений Стодушный. — Да, мы должны бросить аудитории вызов. Но порой он бывает так велик, что на него просто некому ответить. Нужно преодолевать творческий эскапизм и быть хотя бы чуть-чуть ближе к людям. Дать Вивальди, затем немного рассуждений по поводу Шостаковича, а потом, возможно, что-то из Берга», — говорит директор филармонии.

Менеджер артист

Изменяется сегодня и роль исполнителя. Артист — не просто человек, занимающийся творчеством, находящийся в поиске, генерирующий и транслирующий смыслы, но и тот, кто умеет выстроить коммуникацию с внешним миром, собрать вокруг себя последователей, увлечь людей и повести за собой, сделать сложное понятным и притягательным для широкого зрителя. В одиночку добиться подобного чрезвычайно сложно. А потому так важно, чтобы с исполнителем работала грамотная команда и профессиональный арт-менеджмент. От того, как выстраивается личностное позиционирование артиста, зависит, насколько успешна будет его концертная и творческая деятельность.

«К сожалению, в России практически отсутствует адекватный артистический менеджмент, — говорит Кирилл Рихтер. — За пять лет работы я сменил четверых человек. При этом ни один другой член моей команды не поменялся. Максимальная помощь, которую может дать правительство, — обратить внимание на эту проблему. Сегодня я не нуждаюсь в поддержке, но хорошо помню пять лет адского труда, преодоления скепсиса, когда меня не пускали на государственные площадки и я был вынужден доказывать, что на всех моих предыдущих концертах был солд-аут. Например, на сцену «Зарядья» меня допустили только после того, как я выступил в Elbphilharmonie, Albert Hall».

Поддержал точку зрения артиста и модератор дискуссии Илья Бачурин:

«В России действительно арт-менеджмент развит слабо. По крайней мере, для молодых артистов он недоступен. Если у Юрия Башмета, Владимира Спивакова, Теодора Курентзиса, Кирилла Рихтера есть команды, которые этим занимаются, то в целом культуры арт-менеджмента в филармонической, академической музыке не существует. Поэтому такая разница с выходом молодого музыканта на европейскую сцену, где эта сфера хорошо развита. Нужно понимать, что аудитория уходит за новыми исполнителями, за новым звучанием, за новой энергетикой — живой, человеческой. И потому нужно находить, поддерживать, создавать продюсерские механизмы».

При этом, по словам Бачурина, сегодня довольно много точек входа для молодых музыкантов. Проводит конкурсы Институт развития интернета, поддерживает проекты Фонд президентских грантов, не так давно появился Президентский фонд культурных инициатив.

К разговору о помощи артистам в продвижении и монетизации творчества онлайн подключился Дмитрий Коннов:

«На сегодняшний день у нас своя собственная платформа по доставке контента на все цифровые витрины. Мы выступаем в роли коллективного агента, который помогает артисту успешно монетизировать собственное творчество. И если вам нужен партнер для реализации и монетизации ваших проектов, донесения музыки до максимально широкой аудитории, обращайтесь. Сейчас в России общее количество людей, которые ежедневно пользуются всеми стриминговыми платформами, достигло 20 млн человек».

Судя по тому, как проходила дискуссия, вопрос о том, как будет развиваться музыка в пространстве современных городов и как будет помогать улучшать окружающую нас жизнь, стоит достаточно остро. Перемены идут, пусть и не всегда с той скоростью, с какой бы хотелось. Тем важнее проводить подобные дискуссии, слышать голоса экспертов, музыкантов и всех, кто имеет отношение к индустрии.


Автор:  Ксения Позднякова

Следите за событиями в нашем новостном телеграм-канале