Наука и технологии
14 июня 2019
Поделиться

От окуляра до андроида

Кто такие патентные тролли, и почему высокотехнологичным компаниям не всегда удается от них защититься

От окуляра до андроида

Иллюстрация: IPQuorum

Сегодня мало кто сомневается, что интеллектуальная собственность – ключевое условие развития технологий и в конечном счете социального прогресса. Точно так же как собственность на материальные активы обеспечивает функционирование рынка, так и авторское право позволяет обществу меняться. На смену индустриальной эпохе идут экономика знаний и креативный капитал. Нефть, золото, производство – сегодня все это теоретически может стоить куда меньше толковой идеи. И именно институт интеллектуальной собственности, позволяющий творцам зарабатывать на своих изобретениях, – главный драйвер перемен.

И все-таки у каждой медали есть две стороны. Атомную энергию можно использовать для уничтожения человечества, бейсбольную биту – для переговоров с конкурентами, а патентное право – для шантажа и вымогательства. Для этого вовсе не надо ничего придумывать и изобретать. Достаточно быть докой в составлении патентных заявок. Задача состоит в том, чтобы описать нечто общеизвестное в качестве инновации, используя запутанные и двусмысленные формулировки, принятые в такого рода документах.

Например, в конце 90-х годов никому не известная компания «Технополис» запатентовала «стеклянный сосуд, в поперечном сечении имеющий границы наружной и внутренней стороны», у которого «по крайней мере на границе наружной и/или внутренней стороны часть линии границы по крайней мере одного из поперечных сечений выполнена в виде фрагмента или комбинации фрагментов косого конического сечения прямого кругового конуса». Да-да, речь идет о бутылке. «Правообладатели» предложили производителям напитков подумать о лицензионных отчислениях в 0,5 процента от выручки, однако те отнеслись к идее без всякого энтузиазма. В конце концов стараниями пивоваров скандальный патент был аннулирован.

Подобные злоупотребления получили особое распространение в США в связи с особенностями национального патентного права. Причем зачастую этим сомнительным бизнесом занимаются не циничные проходимцы, а вполне солидные компании и даже такие люди, которых вряд ли можно заподозрить в недостатке креативности. Да что там, сам Томас Эдисон когда-то чуть не торпедировал развитие кинематографа в Штатах, запатентовав сам принцип проецирования изображения на экран. При этом изобретение Эдисона – кинетоскоп – вообще не могло использоваться в кинотеатрах, оно предполагало индивидуальный просмотр через окуляр. Европейским кинопредпринимателям, хлынувшим в США в первой четверти ХХ века и использовавшим совсем другую технологию, разработанную братьями Люмьер, было предложено платить огромные отчисления. 24 декабря 1908 года осталось в истории кино как «Черное Рождество». В этот день полиция по требованию Эдисона закрыла около 500 кинотеатров, отказавшихся выплачивать роялти.

Агрессивная политика созданного Эдисоном картеля, который предъявлял права на самые разные «принципы», лежащие в основе кинопроизводства и кинопоказа, во многом способствовала оттоку киностудий в Калифорнию. Там, в одном из пригородов Лос-Анджелеса, кинематографисты надеялись укрыться от ученого изобретателя и по совместительству самого что ни на есть патентного тролля. Сегодня название этого поселка – Голливуд – знает каждый.

Патентные тролли регулярно атакуют гигантов IT-индустрии. Они регистрируют права на устройства, под определение которых подпадает более-менее любой смартфон, идут на производителей антивирусов с лицензией на «защиту и аутентификацию информации», полученной в середине 90-х. К слову, в последнем случае все жертвы троллей, кроме «Лаборатории Касперского», предпочли заплатить. Может, и правильно сделали. «Касперский» выиграл суд, но это обошлось гораздо дороже той суммы, которую требовали злоумышленники.

Крупные конкурирующие корпорации порой сами развязывают такого рода конфликты. Так, IBM всю первую половину нулевых билась с Amazon за лицензионные отчисления с таких технологических решений, как «заказ товаров», «хранение данных в интернете», «демонстрация рекламы». Многие из этих технологий IBM разработала еще в самом начале 90-х годов, когда электронной коммерции просто не существовало. Впрочем, к чести компании стоит сказать, что большинство патентов, которыми она владеет, действительно защищают ее собственные изобретения.

Чуть более интеллектуально изощренный тип тролля – это как раз специалист с хорошим чутьем, умеющий прогнозировать развитие технологий. Застолбив за собой «принцип» (главное слово для тролля), он может спустя 5–10 лет прийти в высокотехнологичную компанию за деньгами. Примечательно, что некоторые компании в США, выпуская новый продукт, принципиально не проводят проверку на патентную чистоту. Если выяснится, что проверка проводилось, а какой-то «теневой» патент все равно всплывет, санкции к компании существенно усилятся.

Между тем в России патентное право оставляет куда меньше лазеек для злоупотреблений. Так, один из основателей компании Promobot, производящей роботов, Олег Кивокурцев рассказал ipquorum.ru, что его стартапу не стоило большого труда отшить троллей, пытавшихся нажиться на продукте. По его словам, одна из организаций зарегистрировала патент на «автономного сервисного робота» и стала вымогать у компании деньги. В патенте было сказано, что робот должен общаться с людьми и распознавать лица. «Мы отказались, так как эта идея  универсальная и не может никому принадлежать. Мы сразу поняли, что это патентный тролль, потому что знаем конъюнктуру рынка. Тролли пригрозили нам разбирательством в суде. Мы сказали «Давайте!», в дальнейшем никаких действий с их стороны не было. Но наверняка были такие, кто испугался и заплатил»– рассказал Кивокурцев.

По словам молодого предпринимателя, российское законодательство в области патентного права достаточно совершенно. «Мы не побоялись суда, потому что там могли бы доказать свою правоту на сто процентов. Есть вещи, которые лежат на поверхности и не подлежат присвоению с чьей-то стороны»– пояснил он.

В то же время действительно важные и содержательные вещи, такие как «принцип работы нейронной сети» или «принцип работы сервопривода», тролль никогда не сможет описать в патентной заявке. «А если он сможет придумать и описать подобное, ему выгоднее будет самому создавать и продавать продукт, чем троллить»– говорит Кивокурцев.

 

Автор: Антон Котенёв

Следите за событиями в нашем новостном телеграм-канале
Читать дальше