IP Академия 2019
19 сентября 2019
Поделиться

Право должно стоять на службе у экономики: эксперты IP Академии ответили на вопрос, нужна ли легализация параллельного импорта в России

Право должно стоять на службе у экономики: эксперты IP Академии ответили на вопрос, нужна ли легализация параллельного импорта в России

В рамках второго дня крупнейшей образовательной конференции по интеллектуальной собственности в «Сколково» IP Академии прошла дискуссия на тему «Защита права на товарный знак. Контрафакт и параллельный импорт». Представители государства и бизнеса и практикующие юристы обсудили, нужна ли легализация параллельного импорта в России и какие механизмы смогут защитить предпринимателей от недобросовестной конкуренции, а потребителей – от некачественной продукции.

В дискуссии приняли участие заместитель начальника Управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС России Яна Склярова, начальник Управления организации предоставления государственных услуг Роспатента Дмитрий Травников, омбудсмен по интеллектуальной собственности Анатолий Семенов, к.ю.н., старший научный сотрудник Томского национального исследовательского государственного университета, доцент кафедры финансового и предпринимательского права ВИУ РАНХиГС при Президенте РФ Дмитрий Кожемякин, руководитель практики интеллектуальной собственности Capital Legal Services Елена Бергер, партнер Kosenkov & Suvorov Константин Суворов и президент ассоциации РАТЭК Александр Онищук. Модератором выступил исполнительный директор некоммерческого партнерства «Содружество производителей фирменных торговых марок» в России «РусБренд» Алексей Поповичев.

Как заметил Алексей Поповичев, за время своего существования проблема параллельного импорта обросла многими мифами, обретя государственные масштабы. «Одни считают, что легализация параллельного импорта осчастливит всех российских потребителей, снизит цены и обеспечит на нашем рынке большое количество импортной продукции. Другие предостерегают о серьезных негативных последствиях для местного бизнеса и производства, сокращении рабочих мест и снижении качества товаров. Наша задача сегодня выслушать все точки зрения – и экономическую, и юридическую – и решить, каким путем нужно идти нам», – задал тон дискуссии Поповичев.

Доцент кафедры финансового и предпринимательского права ВИУ РАНХиГС при Президенте РФ Дмитрий Кожемякин объяснил, почему параллельный импорт – это одновременно экономический и правовой вопрос. «С одной стороны, нужно поддерживать баланс частных интересов правообладателя и публичных интересов государства, которое заинтересовано в том, чтобы рынок развивался, цены были адекватны, монополизация была под контролем. С другой стороны, нужно учитывать баланс частных интересов. Конституционный суд четко определил, что законодатель волен устанавливать режим исчерпания исключительных прав при условии, что этим режимом не будет злоупотреблять правообладатель. Когда правообладатель использует свое монопольное право недобросовестным образом, тогда должны последовать санкции. Такие санкции у нас есть: правообладателю может быть отказано в защите прав», – сказал Кожемякин.

«Злоупотребления – это экстраординарный случай, и такие действия должны приводить к угрозе безопасности жизни, чтобы считаться таковыми», – уточнила руководитель практики интеллектуальной собственности Capital Legal Services Елена Бергер,

Партнер Kosenkov & Suvorov Константин Суворов отметил, что право должно служить интересам экономических агентов, а не наоборот. «Мы получаем сигнал от экономики о том, что у нас что-то не так. Если мы видим, что проблема именно в регулировании, тогда мы его меняем. У нас уже действует презумпция добросовестности, а существующее на данный момент регулирование параллельного импорта предусматривает те случаи, когда его нужно ограничивать. Не думаю, что дальнейшие изменения необходимы», пояснил Суворов.

Помимо национального, регуляторные сложности могут возникнуть и на региональном уровне. По мнению начальника Управления организации предоставления государственных услуг Роспатента Дмитрия Травникова, «Евразийский экономический союз базируется на «четырех свободах» – свободе движения товаров, людей, услуг и капитала. Поэтому в его рамках должен действовать региональный принцип исчерпания. К сожалению, не всегда понятно, каким образом, потому что он вступает в противоречие с другими международными договоренностями стран-участниц».

Президент ассоциации РАТЭК Александр Онищук добавил, что юридически этот вопрос на полях ЕАЭС был решен, когда страны ввели поправки, разрешившие в определенных случаях временный ввоз отдельных категорий товаров. «Ограничение параллельного импорта привело к тому, что Россия стала лидером по производству электроники в Европе. Теперь рынок электроники – самый упорядоченный и легальный, он максимально устойчив и интересен для инвестиций. Все это стало возможным благодаря тому, что у компаний была защита», сказал Онищук.

Противоположную точку зрения высказала заместитель начальника Управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС России Яна Склярова: «Все инициативы ФАС появляются как реакция на дискомфорт на рынке. Сейчас мы видим, что необходимо использовать новые механизмы по доступу правообладателям к товарам и к их контролю. При этом многие опасения моих коллег-предпринимателей, связанные с легализацией параллельного импорта и его влияния на распространение контрафакта, не оправданы».

По мнению омбудсмена по интеллектуальной собственности Анатолия Семенова, никакие экономические режимы не должны использоваться для дискриминации национального рынка. «Государство в стремлении защитить внутреннего производителя дало иностранцам право решать, что ввозить, и товарный знак стал использоваться государством для ограничения импорта. Этот механизм поощряет не что иное, как жадность, потому что импортер в итоге выбирает то, что ему выгодно привозить, часто в ущерб качеству или цене. Такая ситуация происходит потому, что импортные товары чаще всего востребованы на госзакупках, и существующее регулирование ничего не делает для того, чтобы эту монополию разрушить. Получается, что встречаются два недобросовестных интереса: правообладателя, заинтересованного в максимальном увеличении прибыли, и госзакупщика, заинтересованного в «откате» – то есть в коррупции».

Дискуссия показала, что позиции предпринимателей, юристов и государства по некоторым вопросам, связанным с параллельным импортом и его влиянием на рынки, разнятся. Однако все участники сошлись во мнении, что нужно прислушиваться к требованиям бизнеса и приводить регулирование к общим стандартам с учетом как национальных, так и региональных и международных экономических реалий.

Следите за событиями в нашем новостном телеграм-канале
Читать дальше