© 2019, IPQuorum

От Гутенберга до Цукерберга

Становление и развитие института интеллектуальной собственности неразрывно связано с технологическим прогрессом. Творцы с древнейших времен создавали уникальные произведения и получали за них гонорар. Неудивительно, что особенно популярные из них нередко копировались менее талантливыми «коллегами по цеху», в результате чего возникали ожесточенные споры. Так, заимствование чужих трагедий стало настолько серьезной проблемой в Древней Греции, что для защиты интересов авторов и контроля за подлинностью текста при постановке пьес действовало специальное положение, согласно которому оригиналы должны были храниться в официальном архиве. Однако только с возникновением технологий массового производства возникла острая необходимость в правовом регулировании взаимоотношений автора, предпринимателя и потребителя.

Директор Научно-образовательного центра интеллектуальной собственности и цифровой экономики, вице-президент по R&D Федерации интеллектуальной собственности, к. ю. н. Екатерина Чуковская рассказывает, что авторские интересы были сформулированы еще в Древнем мире, но правовую защиту получили лишь в Новое время – благодаря технологиям. «Со времен античности авторы отстаивали свои интересы, о чем говорят сохранившиеся с тех времен документы и свидетельства современников. Уже тогда права на художественные произведения передавались по наследству, проводились состязания для определения их ценности. Сегодня мы используем FinTech, LegalTech, Big Data и другие технологии, которых десять лет назад попросту не существовало. Они стали причиной новых вызовов для предпринимателей, авторов, юристов и законотворцев. Однако основные проблемы, волновавшие человека с древних времен, – как защитить свое имя и свою интеллектуальную собственность, как опередить ценность созданного произведения – остались неизменными. В наших силах понять, как современные цифровые инструменты могут решить эти вечные вопросы», – добавила эксперт.

В своем современном виде интеллектуальные права зародились в Англии в ответ на изобретение печатного пресса в середине XV века. Служившая веками формула «Кто платит – для того и творю» перестала работать под натиском информационной революции Гутенберга. Дешевый доступ к печатным произведениям – гравюрам, журналам, книгам – открылся для самых широких слоев населения. Благодаря книгопечатанию стала возможна торговля изобретениями, романами, стихами, многократно ускорились процессы внедрения инноваций на производствах. В то же время получать доход от результатов творческой деятельности оказалось проблематично: технические решения легко копировались конкурентами, а произведения искусства – распространялись. Потребовались более надежные, гарантированные государством механизмы определения видов интеллектуальной собственности и защиты прав на нее.

В результате были приняты законы – «Статут о монополиях», который стал прообразом патентного права и предоставлял оригинальному автору исключительную возможность получения выгоды от изобретения в течение 14 лет, а также «Статут королевы Анны», впервые закрепивший copyright – право на копию, то есть на получение вознаграждения за тиражирование произведения. Уже к XVIII веку интеллектуальные права вовлекли в свою орбиту и иные объекты – фирменные наименования и товарные знаки. Несмотря на то что институт интеллектуальной собственности на тот момент еще не сложился, многие базовые понятия были заложены именно в эпоху Промышленной революции. В 1883 и 1886 году заключены международные соглашения – Парижская и Бернская конвенции, и поныне составляющие основу международного права интеллектуальной собственности.

Интеллектуальное право в эпоху Индустрии 4.0

На пороге Четвертой промышленной революции переосмысление традиционных постулатов интеллектуального права неизбежно. Новые технологии – искусственный интеллект, робототехника, квантовые вычислители и другие – активно внедряются в производство, искусство и быт. Усложняются отношения между создателями контента и его потребителями, людьми и машинами. Современный мир переходит к принципиально иному типу устройства – цифровой экономике, где нематериальные активы становятся главной ценностью, а креативные индустрии – драйвером роста.

Как объясняет президент Федерации интеллектуальной собственности, к. т. н. Сергей Матвеев, «понятие креативных индустрий очень широкое. Оно включает в себя немало отраслей – от музыки до промышленного дизайна, от архитектуры до компьютерных игр. Сюда же можно отнести науку и инжиниринг, да и многие другие сферы интеллектуальной, творческой деятельности человека. При этом для каждого вида результатов творческого труда возникают характерные проблемы, которые требуют индивидуальных решений. Поэтому в «мозаичной» креативной экономике универсальности не так много: каждая индустрия, каждый «цех» творцов формирует свои обычаи и нуждается в уникальных экономических моделях и сервисах для управления интеллектуальной собственностью».

С точки зрения защиты интеллектуальных прав в креативных индустриях, считает Матвеев, цифровизация создает как серьезные вызовы, так и новые возможности развития. «Рискну выделить две общие для всех отраслей проблемы. Во-первых, это внутри- и кросс-отраслевое заимствование – умышленное или неумышленное. Даже если заимствованный фрагмент объекта формально законом не охраняется – к примеру, сюжетная линия или необычный образ персонажа, – заимствование тем не менее иногда «бьет» по имущественным и практически всегда по «моральным» правам авторов. Во-вторых, это проблема быстрого распространения результатов, простоты их воспроизведения или даже производства за счет цифровых технологий. Получается, что скопировать, использовать, растиражировать результат легко, а обеспечить «правовое» сопровождение – долго, дорого и сложно. Однако, как это ни парадоксально, цифровые технологии, создавшие эти проблемы, помогают их решить: депонирование, смарт-контрактация и автоматический учет каждого факта использования. Современные механизмы формирования «белых списков» лицензиатов с помощью смарт-контрактов и блокчейн-инфраструктуры позволяют создавать вполне эффективные механизмы легального использования интеллектуальной собственности и противостоять контрафакту», – сказал эксперт.

Положительные перспективы внедрения цифровых решений в сферу интеллектуальной собственности отмечает и управляющий партнер Центра интеллектуальной собственности «Сколково», патентный поверенный РФ Антон Пушков. По его словам, «современные технологии позволяют авторам новых разработок значительно сократить срок запуска продукта в промышленную эксплуатацию. Ускорение процессов за счет цифровых платформ оказало заметное влияние на выбор наилучших средств защиты интеллектуальной собственности. «Классическая модель» патентной охраны претерпевает значительные изменения на текущем этапе. Технологии распределенных реестров, депонирование и смарт-контракты придут на смену регистрации прав на бумажных носителях. В два клика можно будет проверить новизну и закрепить свои права на разработку, передать права на лицензию или разрешить переработку произведения».

Право не всегда успевает за технологиями, и законы часто принимаются как реакция на результаты их внедрения в социально-экономическую жизнь общества. Сейчас в профессиональном сообществе все чаще встает вопрос о правосубъектности искусственного интеллекта, обсуждаются риски роботизации, широкого использования Deep Fake и анализа больших данных. Все эти изменения требуют от специалистов из самых разных областей широких компетенций, универсальных познаний и гибкости сознания.

20-21 апреля в Технопарке Инновационного центра «Сколково» состоится третий Международный стратегический форум по интеллектуальной собственности Digital IP & IPQuorum, который станет ключевым кросс-индустриальным событием 2020 года. Мероприятие пройдет в обновленном формате: оно объединит Международный форум IPQuorum, организуемый Ассоциацией IPChain, и Международную конференцию Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) «Цифровая трансформация».

Другие публикации