© 2019, IPQuorum
i

LegalTech: главное за февраль

Цифровая трансформация все больше определяет новые правила работы юриста и характер профессии. Сочинить все мелодии мира за несколько секунд и великодушно передать их человечеству – недавно это казалось фантастикой, а сегодня это будничная новость из мира искусственного интеллекта. Так или иначе юристам по-прежнему необходимо разбираться в нюансах применения авторского права. 3D-модели в патентных заявках, толерантный искусственный интеллект и тюремные сроки за просмотр пиратских футбольных трансляций – в новом выпуске LegalTech Review. 

Проект закона о больших данных выложили для обсуждения в интернете

Минкомсвязь работает над поправками к Закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Они должны определить понятие больших данных и урегулировать правила обращения с этим типом информации. Текст документа опубликован на портале общественных обсуждений.

В документе предложено понимать большие данные как совокупность неперсонифицированных данных, которые можно классифицировать по групповым признакам, в том числе информационные и статистические сообщения, сведения о местоположении движимых и недвижимых объектов, количественные и качественные характеристики видов деятельности, поведенческие аспекты движимых и недвижимых объектов.

Такие данные могут быть получены от разных владельцев данных либо из различных структурированных или неструктурированных источников данных посредством сбора с использованием технологий, методов обработки данных, технических средств, обеспечивающих объединение указанной совокупности данных, ее повторное использование и систематическое обновление. При этом данные должны быть преподнесены в такой форме, чтобы их нельзя было отнести к конкретному физическому лицу.

В законопроекте вводятся понятия оператора больших данных и обработки больших данных. Вести реестр операторов, а также контролировать обработку и оборот больших данных будет Роскомнадзор.

Технологии, позволившие обрабатывать гигантские объемы сырой информации, стали вызовом для законодательства во всем мире. Ключевая проблема в том, что элементами сложноорганизованных систем сведений могут быть, например, персональные данные или объекты интеллектуальной собственности. Адвокат, партнер и руководитель практики интеллектуальной собственности юридической фирмы Eversheds Sutherland Екатерина Тиллинг считает, что законодателям еще не скоро удастся найти баланс между интересами тех, кто работает с данными, и тех, кто эти данные предоставляет. «В мире глобального обращения больших данных существует риск как утраты правообладателями контроля использования их охраноспособных объектов, так и ущемления прав и свобод граждан – субъектов персональных данных, вызванный утечкой этих сведений. Для правообладателей это экономический риск упущенной выгоды от несанкционированного использования их интеллектуальных прав, без выплаты какого-либо вознаграждения, а для граждан – нарушение их прав и свобод, в том числе основополагающих, таких как, например, тайна частной жизни», – отметила она. 

В Италии зрители пиратских футбольных трансляций могут получить тюремные сроки

Итальянцы развернули масштабную кампанию по борьбе с пиратскими футбольными трансляциями. Луиджи де Сьерро, генеральный директор Серии А, высшего дивизиона итальянской футбольной лиги, ставшей застрельщиком правоохранительной и пропагандистской операции, отмечает, что нарушение прав на трансляцию матчей наносит индустрии ущерб более чем в миллиард долларов ежегодно. Как утверждается, одна из проблем в том, что большинство итальянцев считают пиратство не слишком серьезным преступлением и полагают, что их никогда не накажут за желание смотреть футбол бесплатно онлайн в хорошем качестве.

Ошибочность подобного взгляда должен показать недавний эпизод c выявлением 223 зрителей пиратских трансляций, которые теперь вполне могут понести уголовное наказание. По итальянскому законодательству правонарушителей может ждать конфискация «орудий преступления», то есть телевизоров, компьютеров и смартфонов, а также до восьми лет лишения свободы.

Заместитель председателя Комитета Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) по интеллектуальной собственности и креативным индустриям Анатолий Семенов полагает, что в данном случае преждевременно говорить о поворотном моменте в истории борьбы с пиратством вообще, скорее, нужно говорить об эксцессе, связанном непосредственно с миром футбола. «Поскольку футбольные трансляции в России едва ли признаются объектами авторских прав, то тут речь может идти лишь о нарушении прав на трансляцию телеканала. В целом же вопрос привлечения конечных пользователей к ответственности, да еще и уголовной, крайне неоднозначен – упущенная выгода в данном случае не образует публичной опасности деяния, например, перепродажи и иной коммерции, что по нашему уголовному праву не может служить критерием криминализации данного деяния», – сказал эксперт.

Электронные патенты и 3D-модели в материалах к патентным заявкам – законопроект принят в первом чтении

Госдума приняла в первом чтении проект закона, согласно которому патенты и свидетельства будут выдаваться не в бумажном, а в электронном виде. Документ можно будет просто скачать в личном кабинете на сайте регулятора. При желании правообладатель сможет получить документ и в традиционной бумажной форме. Кроме того, вводится возможность применения трехмерных моделей в иллюстративных материалах к заявкам. Сторонники инициативы полагают, что использование 3D-моделей позволяет детализировать описание технического решения и тем самым надежнее защитить правообладателя.

Между тем в профессиональном сообществе пока скептически оценивают оба возможных нововведения. Руководитель патентной практики цифровой платформы для защиты и управления правами Online Patent Александр Киселев отмечает, что основной расход бумаги при оформлении патентных прав ранее приходился на подачу заявки, переписку с патентным ведомством и публикацию сведений о заявках в реестрах и бюллетенях, в то время как сами патентные документы, подтверждающие наличие прав, выдаются в единственном числе и не наносят существенного ущерба экологии. Он полагает, что наличие официального документа, выданного от имени государства, с подписью и печатью уполномоченных лиц отражает значимость патентных прав для развития страны. 

«В США, например, можно заказать в патентном ведомстве не только бумажный патент, но и титульный лист патента в бронзе, расположенный на красивом деревянном основании. Многие компании демонстрируют таким образом свои достижения в головных офисах. Для возрождения престижа изобретателя имеет смысл по умолчанию выдавать охранные документы на бумаге и отказываться от бумажных документов только по просьбе владельца патента», – сказал Александр Киселев.

Расширение возможностей охраны интеллектуальных прав за счет использования 3D-моделей тоже представляется неочевидным, так как патент – это документ, описывающий объем прав изобретателя в вербальной форме. Рассматривать 3D-модель как часть бумажного патента и вовсе бессмысленно, отмечает Александр Киселев. «Использовать 3D-модель как часть первоначально поданных материалов заявки опасно, поскольку не исследовался результат этого эксперимента. 3D-модель может содержать не только описание конструктивных элементов изобретения, но и надписи и даже элементы видеоряда, степень возможности толкования которых должна будет быть прописана в нормативных документах», – считает эксперт.

Александр Киселев уверен, что аудио-, видеозаписи, 3D-модели и другие мультимедийные материалы могут использоваться для решения сложных вопросов патентной экспертизы, но не как материалы, определяющие патентные права.

Содействовать инновациям и бороться с предрассудками: Европейская комиссия представила предложения по развитию технологий искусственного интеллекта и больших данных

Европейская комиссия готовит стратегию, предусматривающую цифровизацию всех секторов экономики. Первый пакет предложений содержит тезисы, касающиеся технологий искусственного интеллекта и больших данных. В правительстве Евросоюза уверены, что новое законодательство должно способствовать объединению разрозненных массивов данных стран-участниц и тем самым укреплять позиции Европы в конкурентном противостоянии с США и Китаем. В ЕС полагают, что регулирование, с одной стороны, не должно препятствовать инновациям, с другой – обязано противодействовать неравенству и нарушению прав человека, которые порой проявляются при спонтанном применении новых технологий.

«Европейский подход к регулированию данных технологий не обладает какими-либо яркими отличиями от концепций регулирования в других странах. Европейский союз, например, отмечает, что системы ИИ должны обучаться на безоценочных данных, чтобы в процессе работы не нарушались фундаментальные права человека, особенно в области дискриминации», – отметила юрист Ассоциации IPChain Елизавета Афанасьева.

Она напомнила, что предложения, опубликованные Европейским союзом, пока не приняты окончательно, так как ожидаются различные изменения и предложения. Окончательный вариант документа еще должен быть одобрен странами-участницами и ратифицирован Европарламентом.

Программисты перебрали все возможные сочетания нот и передали их в общественное достояние

Программисты и музыканты Дэмиен Рил и Ноа Рубин решили покончить со спорами о плагиате, перебрав с помощью искусственного интеллекта все возможные мелодии из восьми нот. У экспериментаторов получилось 68,7 миллиарда комбинаций – именно столько мелодий, по их оценке, теоретически может существовать. Авторы эксперимента сразу же сделали все эти мелодии доступными по открытой лицензии – теперь их может использовать любой желающий. 

Этим жестом Рил и Рубин хотели призвать музыкантов перестать судиться из-за совпадений в мелодиях, которые часто вовсе не злонамеренны и не имеют отношения к плагиату. Между тем многие обращают внимание на то, что среди сгенерированных мелодий наверняка есть уже созданные ранее людьми и, соответственно, защищенные авторским правом произведения, и их при всем желании не получилось бы передать в общественное достояние. Другие говорят, что мелодия характеризуется не только высотой, но и длительностью звуков, из которых состоит, а этот фактор не учитывался нейросетью.

Покончить навсегда со спорами о плагиате таким образом не удастся, считает ведущий юрисконсульт ФБК Legal Александра Сусарова. «Дело в том, что программисты не внесли в создание мелодии творческого вклада. Они, по сути, только оказали техническое содействие в создании мелодий программой: сделали алгоритм, зафиксировали результаты его работ. Но творчества программистов в самих этих мелодиях нет. Поэтому они не могут (по крайней мере, пока) быть признаны авторами этих мелодий, а значит, не могут и предоставить права на использование мелодий другим», – сказала она.

Между тем Сусарова признала, что программистам удалось привлечь внимание к спорам музыкантов об авторских правах, которые зачастую доходят до абсурда и мешают творчеству. «Авторы хотят получить защиту даже для примитивного сочетания звуков и в случаях, когда звуков нет вовсе. Так, несколько авторов спорили о правах на трек, который представлял собой запись тишины разной продолжительности», – отметила Сусарова.

Полная версия дайджеста за февраль доступна по ссылке.

Другие новости