© 2019, IPQuorum
i

Как интеллектуальная собственность борется за доверие банков

Реалии современной экономики требуют появления новых финансовых инструментов, одним из которых неизбежно станет кредитование под залог интеллектуальной собственности. Об этом заявил президент Федерации интеллектуальной собственности Сергей Матвеев в эфире программы «Деловой день» на телеканале РБК.

По словам эксперта, одна из главных проблем на пути развития кредитования под залог интеллектуальной собственности – отсутствие института оценки интеллектуальных ресурсов, которые ложатся в основу и являются существенной составляющей бизнеса. «Банки неохотно работают с объектами интеллектуальной собственности только по одной причине – на стадии залога смоделировать, оценить, насколько их использование будет успешным с коммерческой точки зрения, очень и очень сложно. Вторая не менее значимая проблема – если деньги не будут возвращены, что банку делать с этими правами? Вполне логично, что все регуляторы, включая Центробанк, считают интеллектуальные активы рискованными. Их задача – стабильность банковской системы, поэтому требование о необходимости образовать резерв в том размере, в котором выдается кредит под залог этих объектов, в целом объяснимо, – отметил Сергей Матвеев, подчеркнув, что банкам проще работать с материальными предметами залога из-за очевидной возможности их реализации. – Но есть и другая сторона медали – для развития современной высокодоходной экономики необходимо, чтобы интеллектуальная собственность использовалась в качества предмета залога. Просто вложения краудфандинговые или грантовые и даже государственные субсидии не имеют «достаточной массы» для взлета бизнеса. С существующей системой ограничений банковская система, конечно, сохранит стабильность, однако на рынке будут работать цифровые платформы, которые так или иначе обеспечивают запросы бизнеса в деньгах. Хорошо, что законодатели помогают этому. «Цифровое право требования» – это как раз то, что позволит от краудфандинга перейти к инвестиционной модели».

На вопрос ведущего о том, какие проблемы нужно решить, чтобы кредитование под залог интеллектуальной собственности стало возможным, Сергей Матвеев предлагает сосредоточиться на трех основных направлениях: снять ограничения на резервирование средств банками при кредитовании под залог интеллектуальной собственности, дав им развить индивидуальный, «умный» подход к кредитованию, во-вторых, создать площадки, упрощающие продажу, реализацию интеллектуальных прав в случаях, если банк намерен избавиться от залога, и в-третьих, выработать подходы и методы более достоверной оценки использования интеллектуальной собственности, которым бы могли доверять и заемщики, и кредиторы.

Партнер юридической группы «Парадигма» Валерия Селиванова отметила, что крупный бизнес, понимая опасения банков, все еще предпочитает кредитование под финансовые потоки – выручку, получаемую от использования интеллектуальных прав, и редко применяет в качестве залога непосредственно объекты интеллектуальной собственности. «Всегда есть инвестиционный департамент, который ходит по инвесторам, объясняет, как это будет работать, пытается продать. Продается не чисто интеллектуальная собственность, а бизнес, генерирующий определенный доход», – сказала эксперт.

Основательница онлайн-школы Op_Pop_Art Анастасия Постригай поделилась собственным опытом – ее проект неоднократно нуждался в финансовой поддержке, но она не видит смысла искать ее среди банков. «Я себе даже представить не могла, как приду в банк и буду объяснять, что у меня за нематериальный актив <…> и чем эта собственность может быть интересна банку. Я поняла, что меня не будут рассматривать всерьез как проект для кредитования. Поэтому все пути всегда ведут в фонды и к возможным партнерам. <…> Для проектов, подобных моему, единственный способ получить кредитование – идти в фонды», – заявила Постригай.

Сергей Матвеев пояснил, что для подобных запросов действительно работает модель фондов и краудфандинга, однако это, скорее, пожертвования. «Сейчас «в цифре» возникают отличные механизмы: в октябре вступит в силу закон, вводящий понятие «цифровые права», и там появится очень красивое и нужное «цифровое право требования». Это фактически означает, что при выдаче займа возникновение права требования может быть зафиксировано в информационной системе, где необязательно искать огромные активы, чтобы был, например, один крупный банк, который может сразу дать условно миллиард на определенный проект. Здесь сможет работать множество источников – такая компромиссная модель, которая в «бумажной форме» трудно реализуема. И по этому пути идут практически все юрисдикции. Россия здесь отнюдь не хуже других: у нас есть необходимая блокчейн-инфраструктура для сферы интеллектуальной собственности IPChain, а соответствующие платформы, в частности CO-FI, находятся в активной фазе строительства. Такой механизм в креативных индустриях сможет заменить решения, предлагаемые банками, если те не начнут реагировать. Хотя для научно-технологической, творческой сферы оптимально, чтобы он заработал в сочетании с банковским».

Советник руководителя Роспатента Григорий Сенченя привел зарубежную статистику о кредитовании под залог патентов, что подтверждает работоспособность самой финансовой модели: «В залогах у американских банков очень много патентов: у JPMorgan – около 50 тыс. патентов, у Bank of America – тоже, у Citygroup – 30 тыс. патентов. <…> Более трети стартапов, имеющих уже первоначальные венчурные инвестиции, потом получают кредиты под залог патентов на изобретения в банке, и статистика банков-залогодержателей это подтверждает. Эта тема также очень хорошо развивается в Китае и Корее». Эксперт подчеркнул, что в России ситуация гораздо печальнее: на основании анализа информации из реестра субъектов малого и среднего предпринимательства патентуют меньше 1%, а банки, соответственно, не развивают необходимые компетенции для работы с такими предметами залога. «Этот рынок у нас очень слабо развит», – заключил Сенченя.

Деловой день. Выпуск от 27.06.2019

Другие новости