© 2019, IPQuorum
i

Искусственный интеллект: помощник, раб, животное или личность?

Ассоциация IPChain рассмотрела подходы к регулированию интеллектуальных прав в эпоху ИИ в исследовании «Искусственный интеллект в сфере интеллектуальной собственности»

В последние годы технологии искусственного интеллекта (ИИ) стали активно внедряться в экономику, производство и другие отрасли человеческой деятельности. Во всем мире ученые и эксперты признают, что трансформационный потенциал ИИ огромен. Сооснователь Google Brain и бывший главный научный сотрудник BaiduAI Эндрю Энг называет искусственный интеллект новым «электричеством», способным полностью изменить мир: оптимизировать аналитические инструменты, автоматизировать промышленность, логистику, медицину, ассистировать, а где-то и заменять человека в науке и творчестве. Страны-лидеры в области исследования ИИ – США, Китай, Франция, Великобритания, Япония – разрабатывают законодательные инициативы, призванные создать «дорожную карту» для дальнейшего развития и применения технологии, разрабатывают сервисы на основе ИИ по созданию творческого контента, патентованию, государственному управлению и регулированию экономики.

По прогнозам одного из ведущих мировых исследователей в сфере ИИ, научного сотрудника инициативы в сфере цифровой экономики Массачусетского технологического института (MIT Initiative on the Digital Economy) Сета Бензелла, будущее компаний и целых стран будет зависеть от того, насколько быстро они смогут адаптироваться к технологиям искусственного интеллекта.

«Рынки интеллектуальной собственности кардинально меняются под влиянием ИИ. Главной ценностью современного мира стала информация. С дальнейшим развитием машинного обучения ее важность как продукта будет только расти, фирмы и правительства будут вынуждены вкладываться в ИИ для обработки, продажи и других операций со все большими объемами данных», – рассказал редакции Ассоциации IPChain Бензелл.

Высокий потенциал искусственного интеллекта признают и в России.Так, во время майского совещания по развитию технологий в области искусственного интеллекта президент России Владимир Путин признал, что конкурентоспособность страны на глобальной арене зависит от уровня ее технологического развития – в первую очередь в области ИИ. По словам президента, именно тот, кто обеспечит монополию в сфере искусственного интеллекта, станет властелином мира. Будущее ИИ стало главной темой и дискуссионного клуба «Валдай», прошедшего ранее в октябре: на пленарном заседании Путин подчеркнул, что России необходимо выработать правила работы с новой технологией и подготовиться к глобальным изменениям, которые она повлечет.

Исследование «Искусственный интеллект в сфере интеллектуальной собственности», проведенное Ассоциацией IPChain, наглядно показывает, что в мировой практике не сложилось единого мнения о том, как нужно регулировать дальнейшее развитие ИИ и относиться к результатам его деятельности. Как объяснила автор исследования, юрист Ассоциации IPChain Елизавета Афанасьева, «искусственный интеллект – прорывная технология настоящего и ближайшего будущего. Сегодняшняя реальность такова, что многие «умные» машины, оснащенные искусственным интеллектом, имеют способность создавать различного рода творческий контент при минимальном вмешательстве человека. Алгоритмы ИИ помогают писать статьи наряду с обычными журналистами, а картины, написанные искусственным интеллектом, продаются за огромные суммы на аукционах». В связи с этим возникает множество вопросов, требующих юридического переосмысления: кто будет автором данного объекта интеллектуальной собственности, можно ли наделять правосубъектностью искусственный интеллект или стоит сразу осуществлять переход таких произведений в общественное достояние? «Пока в данной области больше вопросов, чем ответов, но очевидно, что право интеллектуальной собственности должно подвергнуться существенным изменениям с учетом развития новых технологий. Именно поэтому целью нашего исследования стало углубленное изучение правовых вопросов ИИ, анализ существующих теорий и практик», – добавила Афанасьева.

Директор департамента цифровых технологий АО «Концерн «Автоматика» Госкорпорации Ростех Виталий Самохин считает, что «сам факт появления правовых вопросов существования ИИ в повестке дня уже говорит о том, что сегодняшний уровень технологий приблизился к полноценному вхождению ИИ в социально-экономическую жизнь человека. Мы видим все больше и больше примеров применения ИИ в различных сферах – от транспорта и до сервиса, от заводов и до научно-исследовательских лабораторий. Очевидно, что машинное творчество, как и любое другое, должно быть защищено авторским и патентным правом».

При этом, с точки зрения Самохина, «такие программные и аппаратные системы на данный момент являются не более чем инструментами, предназначенными для использования человеком и не способными действовать от своего имени. Поэтому наделять ИИ полноценными правами наравне с физическими лицами все-таки нельзя, скорее, это должна быть некая производная, позволяющая ИИ выступать «агентом» или «представителем» своего владельца, несущего при этом полную ответственность за действия ИИ». Одним из возможных подходов к решению этого вопроса Самохин назвал установление в качестве правообладателя создателя ИИ, создавшего архитектуру нейронной сети.

Адвокат, партнер, руководитель IP/IT практики в России юридической фирмы Eversheds Sutherland Екатерина Тиллинг согласилась с коллегой и отметила, что право интеллектуальной собственности как одна из наиболее гибких областей гражданского права будет и в дальнейшем подстраиваться под развитие технологий – в том числе и искусственного интеллекта.

«Главная сложность объектов, созданных ИИ, – это определить правообладателя созданных им произведений. Им может быть правообладатель ИИ как программы для ЭВМ, собственник экземпляра ИИ или собственник оборудования, на котором ИИ установлен. Из-за отсутствия творческого вклада человека в созданное ИИ произведение, видимо, на такие «произведения» следует распространять смежные права по аналогии с правом создателя базы данных. Такой подход поддерживается в отечественной литературе по теме. Думаю, что рынок объектов, созданных ИИ, будет развиваться и дальше, а через правоприменение мы найдем сбалансированный подход к его регулированию», – сказала Тиллинг.

Напротив, заместитель генерального директора по правовым вопросам Double Data Екатерина Калугина считает, что, хотя возможность наделения смежными правами разработчиков, заказчиков, владельцев данных, пользователей и других лиц ради стимулирования развития ИИ-технологий сейчас активно обсуждается, такой подход вряд ли можно назвать оптимальным. «Наделение инвесторов смежными правами на произведения, генерируемые ИИ, только по причине произведенных инвестиций может привести к росту монополий интеллектуальной собственности, используемых крупными интернет-компаниями. Смежные права по своей природе являются производными и вторичными от авторских, поэтому об их применении говорить преждевременно, пока не будет решен вопрос об авторских правах на созданные ИИ объекты».

Более того, по мнению Калугиной, на данном этапе развития искусственный интеллект не обладает достаточной степенью независимости и свободой принятия решений для того, чтобы наделять его правосубъектностью. «Слабый ИИ, weak AI, ограничен конкретными целями и функциями, заложенными разработчиком, и контролируется либо разработчиком, либо пользователем, поэтому не может считаться полноценным субъектом права и, соответственно, автором произведений, которые он генерирует», – добавила эксперт.

Старший партнер практики «Сигнализация для бизнеса» Давид Замирович пояснил, что в некоторых странах, например, в Великобритании, уже сейчас существуют дополнительные уточнения, касающиеся так называемых computer generated works – произведений, созданных программой. «Однако это не меняет того факта, что ИИ нигде в мире на законодательном уровне не рассматривается как отдельный объект интеллектуальной собственности и представляет из себя разновидность ПО для ЭВМ (software), а автором самой работы, созданной с его участием, по-прежнему остаются конкретные люди, внесшие творческий вклад в ее создание, – программисты, дизайнеры, звукооператоры, режиссеры и так далее», – уточнил Замирович.

Британские специалисты, в свою очередь, все чаще предлагают признавать авторство за искусственным интеллектом. Профессор права Университета Surrey, приглашенный эксперт Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO) Райан Эббот подчеркнул в комментарии для Ассоциации IPChain, что созданные искусственным интеллектом произведения необходимо защищать авторским и патентным правом. «Главная задача права интеллектуальной собственности в целом – это стимулировать инновации. Хотя финансово мотивировать машины невозможно, для самих разработчиков ИИ-решений грамотная защита и гарантия прибыли дадут серьезный импульс к дальнейшей работе и инновационному творчеству. Думаю, оптимальным режимом будет регистрация ИИ в качестве изобретателя, в то время как его владелец останется правообладателем. Этот подход поможет решить сразу две задачи: коммерциализировать полученные права и учесть реальную роль ИИ в создании произведения. Таким образом, мы сможем избежать искажений в оценке творческого вклада человека в тот или иной объект интеллектуальной собственности», – предлагает Эббот.

Очевидно, что в сфере интеллектуальной собственности наступил переходный момент. Технологии продолжат стремительно развиваться, будет увеличиваться и количество автономно создаваемых машинами результатов интеллектуальной деятельности, вовлекаемых в гражданский оборот. При этом традиционные нормативно-правовые механизмы регулирования уже не справляются с требованиями рынка и требуют глубокой переработки и в России, и за рубежом. Сбалансированный подход должен учитывать интересы человека и машины: с одной стороны, стимулировать дальнейшие разработки в сфере ИИ, с другой – обеспечивать надлежащую охрану творений человека.

С полной версией исследования можно ознакомиться по ссылке.

Оригинал материала доступен по ссылке.

Другие новости