© 2019, IPQuorum
i

Глава комитета РСПП Кричевский: Позиционирование креативных индустрий вызывает оптимизм

Одной из тем проходящего в Москве форума «Сильные идеи для нового времени» стало дальнейшее развитие креативных индустрий в России. О том, какие задачи стоят сейчас специалистами этой сферы, какая проблематика стоит на повестке дня создаваемой межведомственной рабочей группы по данному вопросу, и о том, какой может быть доля креативной индустрии в общем ВВП страны, в интервью ТАСС рассказал глава комитета РСПП по интеллектуальной собственности Андрей Кричевский.

В рамках форума было объявлено о создании межведомственной рабочей группы по развитию креативных индустрий. Как ожидается, в нее войдут представители власти и общественных организаций, включая креативный бизнес. Подобную инициативу выдвигал ранее возглавляемый вами профильный комитет РСПП. Можно ли это расценивать как ответ государства на запрос креативного бизнеса?

Безусловно, это долгожданный и весьма конкретный ответ на предложения не только РСПП, но и многих других участников рынка. Позиционирование креативных индустрий как стимула развития рынка интеллектуальной собственности и экономики в целом, вызывает оптимизм. Есть надежда покончить с губительной практикой, когда на творчество и инновации тратятся огромные деньги, однако затем они просто вынужденно списываются, поскольку права на них не воспринимаются как качественный рыночный актив.

В отчетах крупных компаний – бесконечные реестры результатов интеллектуальной деятельности, а реальная статистика свидетельствует о том, что на 2018 год в России чуть больше 4% от общего объема инвестиций в основной капитал приходится на интеллектуальную собственность, в то время как в Чехии – 16,4%, в Великобритании – 21,9%, а в Швеции – 26,3%. Теперь же, если в сопредседателях анонсированной рабочей группы присутствуют первый заместитель руководителя администрации президента и вице-премьер правительства, новая площадка позволит решить немало принципиальных проблем, требующих внимания высших органов власти.

 

О каких задачах идет речь в первую очередь?

Прежде всего, это проблема слабого использования возможностей креативных индустрий для диверсификации производства. Также это наращивание платежеспособного спроса и объема потребления креативных услуг на внутреннем рынке. Нельзя не отметить и проблему уменьшения сегмента так называемой «ненаблюдаемой» экономики. Увы, креативные индустрии в определенной степени относится именно к этому сегменту.

И, конечно же, нужно прилагать значительные усилия для преодоления стагнации экспорта креативных услуг и изменения сальдо торгового баланса в этой сфере. Требуются реальные действия по снятию барьеров роста перспективных креативных рынков.

Скорее всего, создание рабочей группы является только первым шагом по структурированию темы креативных индустрий в системе органов власти. Самым логичным продолжением должно стать создание на базе рабочей группы общественно-государственной организации с закреплением за ней конкретных функций для решения задачи по развитию сектора креативной экономики в стране.

Что же касается инициатив РСПП, то по итогам сентябрьской Креативной недели, мы провели много встреч с участниками разных креативных индустрий и отраслевыми объединениями. Большой вклад в аналитику проблем и перспектив внесли начальник управления президента РФ по общественным проектам Сергей Новиков и директор Российской креативной недели ФБУ «Роскультцентр» Марина Абрамова.

В результате было принято решение о создании Федерации креативных индустрий, войти в которую выразили желание профсоюзы и объединения, представляющие творческих людей и креативное предпринимательство, а также те, кто развивает инфраструктуру креативного предпринимательства. Это очень важный этап отраслевой консолидации в стране.

Создание Федерации, как сказал первый заместитель главы администрации президента Сергей Кириенко, это не только сотворчество и «соработничество», но и формирование надежного партнера для государства. Ведь Федерация настроена на диалог со всеми заинтересованными сторонами в различных форматах: от научных исследований и образовательных программ до круглосуточного call-центра для оперативной помощи на случай контрпродуктивного вмешательства в работу компаний творческого сектора.

Свою миссию Федерация видит в том, чтобы способствовать становлению полноценного креативного сегмента национальной экономики и интегрировать его в мир.

 

ООН объявила 2021 год международным годом креативной экономики в целях устойчивого развития. Может ли это придать стимул для государства к более внимательному отношение к креативным индустриям? Какими представляются вам наиболее актуальные, неотложные меры господдержки?

Прежде всего, мировой опыт говорит нам о том, что необходимо обеспечить идентификацию креативных индустрий, чтобы государство «узнавало в лицо» их участников. В рамках форума «Сильные идеи для нового времени»  Сергей Кириенко очень точно отметил проблематику ОКВЭД, которая приводит к тому, что огромные усилия государства по поддержке, далеко не всегда доходят до адресатов из креативных индустрий. Решить эту проблему можно, закрепив законодательно понятие креативного предпринимательства. При этом, в качестве критерия предлагается объем нематериальных активов в структуре баланса компании.

Создание эффективной системы управления интеллектуальной собственностью это залог роста креативных индустрий. И мы должны мотивировать участников рынка встраиваться в эту систему, активно участвовать. Хорошим мотиватором здесь должен стать именно доступ к господдержке.

Очень больной для отрасли вопрос – это налогообложение. Дело в том, что доходы креативных предприятий смещены в точку, где потребляется продукт. Потому цепочка НДС как справедливое распределение налоговой нагрузки здесь не работает. Нужно логически продолжить начатый в сфере кино и IT процесс освобождения от НДС участников оборота интеллектуальных прав и распространить этот принцип на иные объекты интеллектуальной собственности. Не менее важным, кстати, является и освобождение от налога на прибыль при инвентаризации и постановке на баланс выявленных нематериальных активов. Этот тезис корреспондирует с тем, что мы говорили чуть ранее о мотивации.

Вопросом выживаемости являются механизмы кредитования и привлечения средств. Сейчас мы привыкли поддерживать культуру и творчество за счет бюджета. Но когда речь идет о креативной экономике – там есть не только творчество, но и бизнес-цель. Кредиты для таких компаний – вещь непривычная и сложная. Что брать в залог? Как оценивать заемщика? Именно эти вопросы сейчас задает нам Центробанк России, высказывая целый ряд сомнений.

Еще один важный источник, который мог бы быть полезен – госзаказ. Как бы это странно ни звучало, но креативные компании нужно специально, избавляя от конкурентов-тяжеловесов, привлекать к развитию городской среды, транспорта, к тем проектам, которые заказывает бюджет. В настоящее время подобная практика начинает складываться в Москве.

Эффект от такого, по сути, заказа будет ощутим: компании лучше справятся с развитием территории, где они работают. Может быть, поэтому в правительственных документах вопрос концепции развития креативных индустрий записан в Стратегию пространственного развития РФ.

Особый вопрос – развитие системы защиты интеллектуальной собственности. Есть целый ряд госпрограмм, которые уделяют этой теме внимание. Многое уже делается, но необходимо акцентировать внимание на двух позициях. Сейчас в сфере авторских и смежных прав до сих пор существует серьезный барьер для развития многих перспективных направлений. Это так называемые «сиротские», или «бесхозные» произведения, авторы которых точно не известны или их невозможно отыскать. А что делать, если это произведение необходимо для создания других произведений? Вопрос нужно решить, и я знаю, что сейчас такой законопроект готовится в Минкультуры.

Еще один актуальный вопрос – упрощение процедуры защиты прав в сфере промышленной собственности. Речь идет о Палате по патентным спорам при Роспатенте. Много лет ведутся дискуссии о целесообразности существования этого квазисудебного органа, о его административной зависимости от органа, чьи решения в нем же и оспариваются. Очевидно, что, если всерьез говорить о выстраивании эффективной системы управления, этот застаревший вопрос необходимо решать.

 

Говоря о господдержке креативных индустрий и развитии рынка интеллектуальной собственности, мы чаще всего имеем в виду федеральный уровень. Плюс как особый случай Москва. То есть для большинства регионов это неподъемная ноша или есть реальные способы помочь? Не могли бы привести конкретный пример?

Вполне применима практика IP-субсидий. Это возмещение затрат на правовую охрану и защиту интеллектуальной собственности местных компаний, эффективный дополнительный инструмент поддержки креативного сегмента региональной экономики. IP-субсидии стимулируют к правовой охране значимых результатов, тем самым решая целый комплекс насущных задач. А именно, предотвращают неправомочные заимствования разработок, делают невозможным появление конкурирующих продуктов-клонов, в том числе на зарубежных рынках, обеспечивают формирование соразмерных инвестициям нематериальных активов и изменение такого показателя, как «инвестиции в основной капитал», одинаково важного и для компаний, и для регионов.

Также речь идет о защите вложения в творческую составляющую продукта или его продвижение, в том числе произведенных за счет других инструментов поддержки и создании условий для привлечения внешних инвесторов, переход к нормальному банковскому или заемному кредитованию.

В свою очередь, поддержка защиты творческих результатов региональных компаний, проактивное противодействие нарушениям интеллектуальных прав гарантирует доходы компаний и, соответственно, рост налогооблагаемой базы, развитие навыков в защите интеллектуальных прав, совершенствование сервисов и инфраструктуры защиты.

 

Субсидии для регионального бизнеса нередко выглядят как набор разрозненных и узкоспециализированных чуть ли не «одноразовых» решений, применимых в одном регионе и не имеющих перспектив в другом. То, о чем вы рассказываете, предполагает системный подход?

Безусловно. Если детализировать, то возможно предоставление IP-субсидий по трем направлениям – обеспечение правовой охраны, предотвращение нарушений интеллектуальных прав и защита нарушенных прав.

Первое – это возмещение затрат на уплату патентных пошлин и услуг по оформлению заявок на получение патента на изобретение или полезную модель для технических решений. Сюда же можно отнести компенсацию затрат на охрану различных средств индивидуализации, то есть товарных знаков, наименований мест происхождения товаров и др. Субсидии должны покрывать затраты на получение правовой охраны как минимум на территории ЕАЭС, а также – для существенно меньшего количества получателей – на получение охраны в зарубежных странах. Это позволит гарантировать устойчивость региональных компаний на внешних рынках и, соответственно, их доходы и стабильность налогооблагаемой базы.

Компаниям «нетехнологической» сферы важно привить культуру использования сервисов, которые могут подтвердить факт создания и первичную принадлежность прав на творческий продукт. Такие объекты охраняются авторским и смежным правом, возникающим без каких-либо формальностей, однако в случае споров желательно обеспечить необходимые доказательства.

Основной способ предоставления таких услуг – цифровые сервисы депонирования и декларирования последующей передачи прав от создателя к компании, которая будет производить конечный продукт. При этом, задача субсидий – избежать споров по поводу ценных объектов в будущем и сделать интеллектуальную собственность более залого- и оборотопригодной.

В части предотвращения нарушений речь идет о возмещении затрат на поиск или, точнее, обнаружение нарушений интеллектуальных прав. Сейчас частой проблемой является нарушение прав на видеоконтент или бренд в интернете. Задача субсидий – не допустить снижения доходов компаний и, соответственно, налогооблагаемой базы региона.

А в сегменте защиты мы можем рассматривать субсидии на защиту прав на цифровой контент. Эту часть услуг достаточно просто администрировать – например, в Москве она реализована в цифровом виде. Аналогичная технология вполне тиражируется в условиях любого региона.

В этой группе также возможно предоставление временных займов под нулевую ставку для заказа услуг по защите прав в суде и Палате по патентным спорам. Субсидия может быть полезна компаниям, особенно начинающим, впервые столкнувшимся с нарушениями их прав. В дальнейшем такой заем возвращается получателем при завершении судебного разбирательства, а в случае разбирательства в Палате — списывается.

Конечно, реальный объем потребностей в IP-субсидиях можно оценить только после запуска инструментов. Первоначально он может быть существенно ниже из-за отсутствия культуры и невнимательного отношения к интеллектуальным правам. Однако независимо от этого само наличие такого рода инструмента в течение 2-4 лет приведет креативный сегмент региональной экономики к показателям интеллектуальной собственности и нематериальных активов, адекватным мировым стандартам, что сделает его прозрачным, инвестиционно привлекательным и устойчивым.

 

Боюсь, что для многих игроков регионального рынка интеллектуальной собственности доступ к субсидиям будет перекрыт банальным для нашего времени барьером так называемых «требований к получателям»…

Потрудиться придется, но, на мой взгляд, все достаточно осуществимо. Готов поделиться практическими мыслями как с представителями местных властей, так и с участниками рынка. Для получения субсидий под охрану прав необходимо подтвердить их наличие и источник происхождения. Также нужно адекватно учесть собственные затраты и полученные бюджетные средства в стоимости нематериальных активов компании.

Начиная со второго-третьего года работы инструментов целесообразно в качестве входного критерия установить не только наличие интеллектуальной собственности, но и нематериальных активов. Это даст дополнительную возможность статистического наблюдения динамики креативного сегмента города или региона.

При этом, наиболее комфортным механизмом администрирования субсидий являются профильные компании и сервисы. Это даст возможность оказывать их в том числе по цене «0» для конечного потребителя при условии его соответствия требованиям и критериям. В дальнейшем аккредитованные компании и сервисы, предоставив отчет об оказанных услугах, получают компенсацию из местного бюджета.

Подобный механизм дает возможность делегировать профессиональную оценку на профильные организации, сделать инструмент доступным «по требованию», без формальностей и проволочек. В случае если какие-либо из услуг, особенно в части зарубежного патентования, окажутся дороже, чем установленные лимиты на возмещение затрат, то соответствующие затраты понесет получатель субсидии.

 

Если подобная синергия власти и бизнеса получится, какой экономический эффект можно ждать для страны?

Необходимо помнить, что именно в странах, где существует система эффективного управления интеллектуальной собственностью, креативные индустрии имеют значительный вес в структуре ВВП. Если судить по наиболее консервативным источникам, то в США и Китае доля креативных индустрий – около 4,5%, в Великобритании – 5,5%, в Германии – 3,1%, в России и Франции – 2,2%, в Польше – 1,9%.

Стоит отметить, что для российских креативных индустрий серьезным ударом стал финансовый кризис 2014 года. По состоянию на 2018 год по креативным услугам сальдо торгового баланса было отрицательным, а объем экспорта – на уровне 2015 года.

Однако сейчас мы видим, как ситуация стала исправляться. Это очень важно, так как в денежном выражении выход просто на уровень 2014 года по экспорту креативных услуг означает плюс 100 млрд рублей как для экономики, так и для самих индустрий.

Если говорить более широко, то построение в России эффективной системы управления интеллектуальной собственностью и рост доли креативных индустрий в структуре ВВП всего на 1% дадут почти 1 трлн рублей добавленной стоимости. По мнению и экспертов, и участников индустрий, задача вполне реалистичная, а главное, «игра стоит свеч».

Другие новости